dolce_vita_fl (dolce_vita_fl) wrote,
dolce_vita_fl
dolce_vita_fl

Category:

Дом

Скучать по дому, так по полной программе. Навзрыд )

Рассказ с каникул 2016 года.


- Так, Малыш, раму на стол и сначала шкуркой, потом видишь эту штуковину? - вот ей, и уголки пройди, особенно внутри.
- Поняла, пап. Чтобы краска легла, все старые слои снять.
- Сечешь, молодец. А рама видишь какая мягкая - это липа.
Папа любовно провел ладонь по старому дереву.
- Ну, все. Фронт работ определил. Действуй. Потом вот этой, беленькой пару слоев. С обратной стороны тоже.
- Угу. Будь сде.
Крутая лестница скрипнула под его тяжелымм шагами, и я осталась на чердаке одна.
Летний ветерок сквознячком гулял по огромному высокому помещению. Старая черемуха шепталась с березой во дворе о чем-то своем, давнем. А, может, просто ворчала на проворную хозяйскую кошку, только что стащившую из гнезда очередного птенца. Охотница! Видали таких!
Я долго возилась на чердаке со старой рамой. Дерево высохло, расслоилось местами на волокна. Давние обитатели чердака: прялка, керосиновые лампы, резные рамы без зеркал, ткацкий станок, самовар и мелочевка невнятного назначения, вроде ребристой доски, про которую бабушка рассказывала, что ей белье гладили в деревнях, да и сам Дом - взирали на мою возню с молчаливым одобрением.
Дом помнил двух хозяев. Про себя он так и называл их - Старый и Молодой. Старый хозяин, высокий, силы необыкновенной, Дом построил. Давно. Время было другое - опасное, кровавое... но строил добротно: пятистенок из толстых бревен на шесть окон, выходящих на улицу, с двойной высокой крышей под железом. Поставил на столбы из красного кирпича - на фундамент не хватило. К Дому пристроил просторный двор, где дружно жили лошадь, корова с теленком, и всякая мелкая живность вроде гусей и кур. В этом самом Доме хозяин прожил до глубокой старости. А после его смерти в Дом пришел Молодой хозяин. Молодой, да толковый не по годам. Осмотрелся и принялся за работу. Дом уже изрядно постарел, чуть завалился на один угол, пришолось ему изрядно покряхтеть, пока Молодой Хозяин углы ставил на домкраты, чтоб фундамент подвести под весь дом. Но того стоило. Дом выправился, повеселел и с радостью принял нянчить летами молодое неугомонное поколение, хоть и носились они по Дому, как угорелые, без всякого уважения к возрасту.
Потом подошла очередь крыши. Молодой Хозяин взял отпуск и провел его целиком на 10-метровой высоте, меняя старое, ржавое местами, листовое железо на новую оцинковку. Дом как будто выше стал. В новой крыше, как в зеркале, отражалось небо.
...
- Закончила уже?
- Почти, пап. Вот еще сбоку пройтись, и можно сушить.
Я докрасила ребро старой рамы, остановилась, думая, куда бы ее пристроить на просушку, чтобы не запачкать, поставила ее вертикально на стол, чуть прислонив к одной из балок.
- Пап, а с деревом работать - одно удовольствие.
- Это у тебя от прапрадеда. Он краснодеревщиком был. Одна из его работ в Оружейной хранится.
- Этот тот, что в Курской области жил?
- Да, курский.
- А я ведь наших родственников с его стороны нашла. Не поверишь! В Америке! Помнишь, я на День рождения девочку приглашала, тезка моя полная. Вот, сидим мы с ней за столом - она Наташа Гончарова, и я Наташа Гончарова. А она Гончарова по мужу. Шутим, дескать, родственники. А муж ее спрашивает, откуда вы? Ну, я что знала, рассказала про деда, дальше же я уже не знаю. Оказалось, его прадед в соседнем селе с нашим прапра жил. С большой долей вероятности, родственники они были... А тут у тебя что?
- Да, не помню уже. Сложил, когда пол настилал. Посмотри сама.
Я пробралась через доски и балки к темной стопке. Это оказались старые фотографии в рамах и без.
-Смотри!
Надпись на одной из фотографий была уж очень необычной "На память о службе в В....ом Лейб-Гвардейском полку". С фотографии смотрели три бравых молодца.
-М-да. В гвардейцы рослых ребят набирали. Осип Михайлович под метр девяносто был..., - задумчиво отозвался папа.
- Я ничего не понимаю. Прадед же на железной дороге работал. Ты сам рассказывал. Какие гвардейцы!
Дом затаился. Сколько лет он хранил тайны, большие и маленькие. Эту прятал в старинном сундуке. Сундук, большой, кованый, запертый старинным навесным замком полвека простоял в одной из комнат. Кто-то из младшего поколения спал на нем, когда в доме собиралось много гостей. Постепенно старую громоздкую мебель вытеснили легкие диваны, и сундук оказался на чердаке.
- Ну, все на сегодня. Ужинать и спать, мне на работу завтра в пять вставать.
- Давай, пап. А я еще в летнем домике подышу.
Вечер был прохладный. Я устроилась поудобнее на диване с фотографиями, перебирая их и раскладывая и так, и эдак, пытаясь угадать, кем были эти люди, прочитать полустертые надписи.
Вот Вера - дочка Осип Михайловича, вот красавец-мужчина в форме. Стоп. А что за форма?

- Не засиживайся, а то уснешь на улице, - звглянул ко мне папа на вечернем общем обходе хозяйства.
- А ты не разбираешься случайно в форме служащих начала прошлого века?
Папа разбирался в самых неожиданных вещах - от технологий химических производств до единоборств и агротехники.
- Это инженерная форма, маленький.
- Спокойной ночи!
М-да... Значит, инженер. Интересная картина получается. На обратной стороне фотографии надпись дарственная "на память тете от ...." Фамилия не знакомая. Осип Михайлович работал на железной дороге. Кем? Уже не спросишь... Почему фамилия на фотографии другая? И инженер очень похож на одного из гвардейцев, только старше.
Возвращаемся к фактам. Прадед построил этот дом то ли в 20-х, то ли в 30-х. Дом не отобрали, и его не раскулачили. По легенде он встал в дверях с винтовкой и раскулачивающих не пустил. Всю войну работал, получил медаль "за доблестный труд", бронь была. Жена ушла рано, дочка тоже... вот кто-то из них.
На фото явно не крестьянка... Одежда, шляпка...
Вечер плавно сменился ночью. В километре, в маленьком городке гремела дискотека "Ехали, ехали, ехали в село на дискотеку". Смешная песня. Мелодия запоминается с первого припева. Стеб. День Молодежи отмечают.
...
Дом затаился. Сколько лет он хранил тайны, большие и маленькие. Эту прятал в старинном сундуке. Сундук, большой, кованый, запертый старинным навесным замком полвека простоял в одной из комнат. Кто-то из младшего поколения спал на нем, когда в доме собиралось много гостей. Постепенно старую громоздкую мебель вытеснили легкие диваны, и сундук оказался на чердаке.
- Ну, все на сегодня. Ужинать и спать, мне на работу завтра в пять вставать.
- Давай, пап. А я еще в летнем домике подышу.
Вечер был прохладный. Я устроилась поудобнее на диване с фотографиями, перебирая их и раскладывая и так, и эдак, пытаясь угадать, кем были эти люди, прочитать полустертые надписи.
Современный "хит" сменили "Белые розы" - видимо, устроители решили расширить возрастные рамки молодежи до сорока, тех, кто на школьных дискотеках под Юру Шатунова зажигали.
Сетка летнего домика шевельнулась в темноте, на меня запрыгнула разорительница птичих гнезд кошка Настя. Устроилась поудобнее под боком, включила мурлыкательную машинку и задремала. Уснул и Дом.
...
- Наташа! Эй, кто-нибудь!
Я проснулась. Ничего себе поспалось. Солнышко уже грело вовсю, значит часов девять.
-На-та-ша!
-Иду!- крикнула я в ответ погромче в сторону забора, сообразив, что сестренка решила нагрянуть в гости.
-Погоди, ключи поищу!
Ключей от калитки не было. От ворот тоже. И от дома.
Я набрала папин номер.
- Пап, извини, отвлекаю, ты где ключи оставил?
- Мне тебя будить жалко было. Запер. Ключи увез.
- Понятно... Лестница есть?
- Алюминевая легкая во дворе. Машину не задень!
Я нашла выключатель, в полумраке отыскала лестницу в одной из комнатушек, бывшей прежде то ли курятником, то ли хлевом, втащила ее по лестнице в сени, потом вниз на крыльцо и на улицу.
-Тань, сейчас!
Сестренка тихо интеллигентно материлась за забором.
- Держи!
Я перекинула Танюшке лестницу через забор, она приставила ее поплотнее и как была в мини-юбке, на каблуках, держась отманикюренными пальчиками за лестницу, брезгливо, как кошка, взобралась на плоскую крышу соседнего сарая, втащила лестницу за собой, перекинула уже во двор и аккуратно спустилась. Всю эту операцию сопровождал мой гомерический хохот.
- Привет, дорогая, - чмокнула я ее в щеку.
- Смешно ей. Приедешь домой и не попадешь! Это только в нашей семье так бывает.
- Да! С деревянным забором проще было.
Бабуля наша жила на даче летом, и я, приезжая между экзаменами в универе, знала, что не дозовусь. Лазить через прежний забор было одно удовольствие.
Вдвоем мы втащили кое-как лестницу обратно на прежнее место.
- Чаю будешь? Я листочков надрала в огороде, своем и в соседском.
- Чего тебя к соседям-то понесло?
- А у них мята в палисаднике. Еще когда дядя Слава там жил, сажали. Растет, как трава под грудой строительного мусора. А у нас так и не растет. Только ноги там переломать можно, и крапивы полно.
- Ну, ты как всегда.
-Да, ладно. Не ворчи. Выключай "старшую сестру".
- Наливай. Младшая!
- Может, коньячку?
- Ты что. Я ж за рулем. Вечером назад в город.
- А я тут знаешь что откопала?
Я достала из комода аккуратный сверток с найденными фотографиями. Выложила ей за полчаса всю историю со своими соображениями.
- А откуда они?
- Помнишь, сундук зеленый, на котором Данька спал, пока не вымахал под два метра? Он заперт был всегда. Бабуля не разрешала в него лазить, отругала нас еще, когда мы ключ пытались втихую подобрать.
- Ага. В летней комнате стоял в углу.
- Я один раз видела, как бабуля открывала его, там было полно фотографий. Не уверена, что эти самые, но похоже.
- А в той комнате еще стол круглый стоял.
- И над ним люстра такая интересная, как абажур с матовыми стеклянными висючками. Мне еще цвета очень нравились. И свет от нее мягкий такой был.
- А мы за этим столом в карты играли и в домино, а еще диктанты профилактические писали.
...
Дом вздохнул. Да, интерьеры прежде здесь были другие. Вязаные крючком самой хозяйкой ажурные занавески, подзоры на кроватях с выбитым узором, скатерти с вышивкой, сами кровати, железные, высокие, с украшениями-шишечками на спинках, домотканые половики. От прежнего осталась только резная горка. Удивительно, она вписывалась в любое окружение.
...
- До Ильиногорска доедем?
- Ну, если очень надо, давай.
Повторив весь путь с приставной лестницей в обратном порядке, мы погрузились в машину, чтобы доехать до ближайшего городка в магазин.
В магазине образовалась очередь из местных бабушек.
- Милая, а мороженое почем у вас тут? Не, разное, это понятно. Мне бы подешевле. А вот это "ленинградское", хорошее? Сорок пять?! Нет, у вас по пятнадцать было. Кончилось?
Бабушки откопали в холодильнике то, что стоило девять, и подошла, наконец, наша очередь. Мы с Танюшкой, не сговариваясь добавили в корзинку четыре порции "ленинградского", а на выходе догнали резвых старушек.
ююю
Дом скучал. Куда-то все подевались. И те беспокойные девчонки с косичками (постриглись, конечно, обе сдуру - взрослые уже): та, что подлиннее, с двумя, та что поменьше с одной - уехали. Одна кошка Настя осталась. Да, и с ней беда. Соседский кот-бандит опять караулит... ох, не сдобровать Насте.
Дом оказался прав. Эти двое подрались на крыльце до первой крови. Настасья улизнула в дом - был у нее тайный лаз, спряталась раны зализывать.
...
Ехала ночью. Задержалась в городе. Дорога радовала ямами и колдобинами, так что и обьехать местами было нельзя. Поминутно чертыхаясь, я проехала с пол-дороги и застряла за большегрузом. Обогнать через сплошную никак, дорога с поворотами, не угадаешь, где встречная на тебя вырулит. На выезде одной из деревушек, грузовик остановился, из кабины, всем своим видом, призывая на помощь, вывалился тихоход - типаж из тех, кто в 90-е в кожанках и спортивных штанах рынки держали, и направился ко мне. Левой рукой заблокировала двери, открыв чуть окно, правой нащупала травмат в бардачке, так... где там пимпочка, которую папа показывал - предохранитель, вспомнила!
- Не подскажите? Мне на Казань!
М-да... кто ж нынче без навигатора ездит. Странный парень.
- Вам на шоссе надо, а тут дорожка-тропинка деревнями. Езжайте за мной, у Ильиногорска вам через переезд на Московское шоссе направо, а мне в деревню налево.
- Понял!
Грузовик на перекрестке благополучно ушел направо через переезд на большую дорогу, а я налево. Деревня встретила тихо и темно. Даже кошка не выбежала встречать. Странно.
-Настя, Настя! Никого. На кыльце следы побоища. Облазив все ее любимые места, я, наконец, услышала слабое мяуканье откуда-то сверху. Настю я обнаружила в стене-засыпушке между домом и двором.
- Что, Тишка опять потрепал? Говорила тебе, не водись с хулиганьем! Ну, выходи. Давай.
Я сходила за водой напоить драчунью, поставила около тайного лаза в стену и тихонько потащила Настасью наружу. Рука наткнулась на что-то гладкое и длинное. Так, кошку достала, что же там такое... Сабля, шашка? Надпись с ятями "...мастерь Гончаровь" и "в высочайшем присутствии...1-е место".
Дом вздохнул облегченно, сонно заскрипел половицами и задремал. Много лет он хранил тайну, а теперь словно снял тяжелую ношу со стариковских плеч.
...
Кошка неторопливо пила воду из блюдца и терлась о мою ногу.
Tags: писательское
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Русь изначальная

    А купола церквей черные, заметили? И так в обоих монастырях Мурома: мужском и женском.

  • Чего не замечаем

    После унылого однообразия газонной травы, вот такое: Растут вместе. Сестрёнки.

  • Русское лето

    А ещё ежевику нашла на лесной тропе - первый раз в жизни

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 9 comments